МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
ПО УПРАВЛЕНИЮ ПЕРСОНАЛОМ


18.12.10 

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ – УНИВЕРСАЛЬНЫЙ РЕЦЕПТ УСПЕХА?

Результаты новейших исследований связи эмоционального интеллекта с успешностью деятельности

Вадим Субботин, директор компании «Антропос-консалтинг»

Об эмоциональном интеллекте написано и пишется чрезвычайно много. Поэтому я даже не буду останавливаться на истории вопроса. Читатель без труда найдет необходимую информацию в том же интернете.

Цель данной статьи состоит в том, чтобы с фактами в руках разобраться, влияет ли  эмоциональный интеллект (EI) на успешность деятельности. Под фактами я в данном случае понимаю результаты, полученные в рамках грамотно проведенных научных исследований.

В общем виде можно дать следующее определение. Эмоциональный интеллект представляет собой способность понимать, адекватно оценивать свои собственные эмоции и эмоции окружающих людей, а также управлять этими эмоциями.

В контексте рассмотрения результатов исследований о влиянии эмоционального интеллекта на успешность деятельности весьма важно предварительно остановиться на методах диагностики (тестирования) эмоционального интеллекта. Дело в том, что в настоящее время отсутствует единое понимание эмоционального интеллекта не только на уровне его словесного определения, но и на уровне методическом. Практики и исследователи используют разные методики диагностики эмоционального интеллекта. Причем, они отличаются не только по форме, но и по сути.

На мой взгляд, существует два основных подхода к диагностике эмоционального интеллекта: как личностной черты и как способности.

Личностная черта – это свойство индивида, которое проявляет себя в том, что этот индивид ведет себя неким сходным образом в различных жизненных ситуациях. Когда мы говорим, например, что человек весьма общителен (личностная черта), то имеем в виду, что в большинстве жизненных ситуаций (и дома, и в гостях, и на работе) этот человек активно идет на контакт с окружающими людьми, не тяготиться общением, словоохотлив и т. п.

Способность же в строгом психологическом смысле слова определяется тем (максимальным) уровнем сложности задачи, которого данный индивид может достичь. Приведу аналогию. Как, например, мы делаем выводы об общих интеллектуальных способностях человека? По уровню сложности интеллектуальных задач, которые человек решил в процессе тестирования на общий интеллект (IQ).

Рассмотрим вкратце наиболее известные методики диагностики эмоционального интеллекта как личностной черты и как способности.

Методики диагностики эмоционального интеллекта как личностной черты

Опросник на эмоциональный интеллект - Emotional Quotient Inventory (EQ-i). Автор - Bar-On (1997). Этот опросник состоит из 133 вопросов, оценка производится по 15-ти шкалам и 5-ти итоговым показателям (самовосприятие, межличностное восприятие, управление стрессом, адаптивность, общее настроение). Bar-On понимает эмоциональный интеллект как некую совокупность эмоциональных и социальных компетенций, которые влияют на то, насколько человек эффективен в понимании самого себя, в самовыражении, в понимании окружающих, в установлении отношений с другими людьми, а также в решении повседневных проблем (Bar-On, 2004).

Другими известными опросниками на эмоциональный интеллект как личностной черты являются Опросники на эмоциональную и социальную компетентность: Emotional and Social Competence Inventory (ESCI), Emotional Competence Inventory (ECI) (Boyatzis, Goleman, & Rhee, 2000). Опросники состоят, соответственно, из 72 и 110 вопросов. Отдельные компетенции, диагностируемые опросниками, объединяются в 4 фактора: самовосприятие, самоуправление, восприятие окружающих (социальное восприятие) и социальные навыки.

Методики диагностики эмоционального интеллекта как личностной черты аналогичны другим личностным опросникам и состоят из ряда вопросов, касающихся типичных способов поведения респондента в различных жизненных ситуациях.

Методики диагностики социального интеллекта как способности

Тест на эмоциональный интеллект - Mayer, Salovey, Caruso Emotional Intelligence Test (MSCEIT). Данный тест был разработан указанными авторами на основе их же теста – Многофакторного теста эмоционального интеллекта (Multi-factor Emotional Intelligence Scale (MEIS). Тест на эмоциональный интеллект содержит 141 задание: например, оценить степень выраженности той или эмоции у человека, изображенного на картинке; предсказать, как некоторое эмоциональное состояние может повлиять на поведение определенного персонажа в описанной ситуации; указать способы управления собственными эмоциями для достижения желаемого результата и т. п. (см., например, Bracket & Mayer, 2003). Оценка правильности ответов основывается на заключениях экспертов или ответах большинства респондентов, ранее выполнявших задания.

Эмоциональный интеллект и стратегия поведения в стрессовой ситуации

То, как человек ведет себя в стрессовой ситуации, во многом определяет успешность его деятельности. Типы поведения в стрессовой ситуации, или стратегии совладания со стрессовыми ситуациями (coping strategies) (см., например, Lazarus, 2000) можно подразделить на два основных типа:

  • Активное реагирование, направленное на решение проблемы, на устранение причин возникновения стрессовой ситуации
  • Пассивное реагирование, фиксация на эмоциях, избегание решения проблем, вызвавших стресс, сопровождающееся различными вариантами «ухода», включая злоупотребление алкоголем и наркотиками.

Первый тип поведения традиционно и обоснованно считается оптимальным, «хорошим» и «правильным», поскольку приводит к более успешной адаптации и более высоким показателям психологического благополучия (Lazarus, 2000; Lazarus & Folkman, 1984; Moos, 1992; Holahan & Moos, 1987), а следовательно, более высокой эффективности деятельности.

Исследования показывают, что чем выше уровень эмоционального интеллекта, тем более человек расположен к активному реагированию на стрессовую ситуацию. Результаты тестирования эмоционального интеллекта как личностной черты говорят о том, что лица с высоким эмоциональным интеллектом характеризуются более адаптивными стратегиями реагирования на стресс, в то время, как лица с низким эмоциональным интеллектом более склонны к таким неадаптивным формам поведения, как откладывание дел в «долгий ящик», избегание значимых социальных ситуаций, злоупотребление курением, алкоголем и т. п. (Salovey, Stroud, Woolery, & Epel, 2002; Saklofske, Austin, Galloway, & Davidson, 2007; Romanelli, Cain, and Smith, 2006; Meyer and Fletcher, 2007).

Кстати говоря, весьма распространенный в объявлениях о вакансиях и несколько загадочный термин «стрессоустойчивость», по всей видимости, означает не только эмоциональную стабильность (низкий уровень невротизма), но и активное реагирование на стресс. Стрессоустойчивость – это не только и не столько толстокожесть, сколько склонность позитивно решать возникающие проблемы, а не уходить от дел и социальных контактов в пережевывание своих переживаний, в воспоминания, мечты и запой.

Эмоциональный интеллект и успешность учебной деятельности (успеваемость)

Лучше ли учатся те, кто имеет относительно высокие показатели эмоционального интеллекта? Оказывается, что в целом связи между эмоциональным интеллектом и успеваемостью нет. Во всяком случае пока не обнаружено. Зато обнаружена другая, весьма интересная, связь.

Если разделить школьников или студентов на две группы: в первую из них включить лиц с относительно низким IQ (т. е. с низким «обычным» интеллектом), во вторую – лиц с относительно высоким IQ, - то можно наблюдать весьма любопытную статистическую зависимость. В первой группе связь успеваемости с эмоциональным интеллектом имеет место: чем выше эмоциональный интеллект, тем выше успеваемость. А вот во второй – такой зависимости нет (Petrides et al., 2004; Woitaszewski and Aalsma, 2004).

Получается, что эмоциональный интеллект помогает лучше учиться только тем, у кого «обычный» интеллект имеет относительно низкие значения. Если голова подводит, можно выкрутиться за счет способности уловить настроение учителя, вовремя вставить нужное словцо и т. д. Лица же с высоким интеллектом в любом случае хорошо учатся – независимо от того, высокий ли у них эмоциональный интеллект или низкий.

Эмоциональный интеллект и эффективность профессиональной деятельности

Результаты новейшего метааналитического исследования (O’Boyle, et al., 2010) говорят о том, что в общем и целом применительно к самым разным видам профессиональной деятельности наблюдается статистически достоверная положительная связь между эмоциональным интеллектом и успешностью деятельности. Для знакомых со статистикой привожу конкретное значение коэффициента корреляции: 0,28, p<0.001.

Оба типа методов диагностики эмоционального интеллекта – и как личностной черты, и как способности – в равной степени хорошо предсказывают успешность деятельности.

Эмоциональный интеллект достаточно новый психологический конструкт. Он появился гораздо позже, чем теория и методы диагностики «обычного» интеллекта и личностных черт. С начала прошлого века проведено огромное количество исследований связи успешности деятельности с интеллектом и «традиционными» личностными чертами. Что касается личностных черт, то в последние десятилетия наиболее популярным подходом к классификации и диагностике личности стала так называемая Большая пятерка личностных факторов (экстраверсия; добросовестность; эмоциональная стабильность; доброжелательность; открытость новому опыту). Данные исследований убедительно показывают наличие связи и интеллекта, и черт Большой пятерки с успешностью профессиональной деятельности.

В целом, применительно к самым разным видам профессиональной деятельности справедливо следующее: успешность деятельности статистически достоверно связана с интеллектом (IQ) – коэффициент корреляции 0.56 - и с одной из личностных черт Большой пятерки, а именно, с добросовестностью - коэффициент корреляции 0,24.

Но если традиционные методы прогноза профессиональной успешности и так достаточно точны, возникает естественный вопрос: даст ли нам ли нам что-нибудь использование еще одного метода. Иначе говоря, увеличит ли применение метода диагностики эмоционального интеллекта точность прогноза сверх того, что дают методы диагностики интеллекта и черт Большой пятерки. Для любителей научной терминологии скажу, что это вопрос инкрементной («приростной») валидности.

Данные исследований свидетельствуют о том, что методы диагностики эмоционального интеллекта как личностной черты дают статистически значимую прибавку точности прогноза профессиональной успешности, а вот методы методы диагностики эмоционального интеллекта как способности практически не увеличивают точность прогноза.

Интересно – почему? Для ответа не этот вопрос полезно обратиться к данным о связи между эмоциональным интеллектом, с одной стороны, и «обычным» интеллектом и чертами Большой пятерки, другой. В целом эмоциональный интеллект – и как черта, и как способность - связан и с интеллектом, и с чертами Большой пятерки. Однако эмоциональный интеллект как черта относительно сильнее связан с чертами Большой пятерки, чем с интеллектом, и наоборот, эмоциональный интеллект как способность относительно сильнее связан с интеллектом, чем с чертами Большой пятерки.

Как я указывал выше, интеллект является наилучшим «предсказателем» успешности деятельности. Поэтому при использовании методов диагностики личностных черт и интеллекта показатели эмоционального интеллекта как способности добавляют весьма немного диагностической информации. Эмоциональный интеллект как способность довольно «похож» на «обычный» интеллект.

Эмоциональный интеллект как черта личности, в свою очередь, «похож» на черты Большой пятерки. Однако большая Пятерка сама по себе – менее сильный «предсказатель» по сравнению с интеллектом, поэтому дополнив методы прогноза диагностикой эмоционального интеллекта как черты, мы увеличиваем точность прогноза успешности деятельности.

Выше я привел данные о влиянии эмоционального интеллекта на профессиональную деятельность вообще, в целом. Однако очевидно, что степень его влияния зависит от характера профессиональной деятельности.

Так, например, данные исследования Offermann, Bailey, Vasilopoulos, Seal, and Sass (2004) говорят от том, что эмоциональный интеллект относительно точнее предсказывает успешность решения задач в группе, а «обычный» интеллект – относительно более точный «предсказатель» успешности индивидуальной работы.

Вообще говоря, эмоциональный интеллект относительно важнее для тех видов профессиональной деятельности, которые включают в себя частые и продолжительные контакты с людьми, требуют понимания других людей и контроля своих собственных эмоций (Joseph and Newman, 2010). Социальный интеллект важнее для менеджера по продажам, чем для бухгалтера; для руководителя, чем для программиста; для секретаря, чем для ночного сторожа.

Итак, в свете имеющихся на сегодняшний день данных можно сделать следующие выводы:

  • Эмоциональный интеллект положительно влияет на деятельность: чем выше эмоциональный интеллект, тем успешней деятельность.
  • В то же время, он не является универсальным рецептом успешности. Не меньшее значение имеют «традиционные» интеллект и личностные черты. Поэтому при решении задач психологической диагностики не следует ограничиваться тестированием только эмоционального интеллекта.
  • Эмоциональный интеллект, скорее всего, можно считать не просто суммой ранее известных черт (таких, например, как эмпатия, самосознание и самоконтроль), а все-таки неким специфическим качеством личности, хотя в строгом научном смысле это, по-прежнему, вызывает сомнения. Дотошному читателю могу посоветовать ознакомиться, например, с совсем новым исследованием - Fiori & Antonakis, 2011. Однако, в конце концов, с практической точки зрения важно то, что методы диагностики эмоционального интеллекта позволяют понять, кто будет более профессионально успешным, а кто – менее. Значит, эти методы стоит использовать.
  • Диагностика эмоционального интеллекта при подборе и оценке персонала имеет смысл, поскольку дополнение традиционных методов психологической оценки (интеллектуальных и личностных тестов) методами диагностики эмоционального интеллекта как черты повышает точность прогноза успешности деятельности.
  • Методы диагностики эмоционального интеллекта имеет смысл использовать, прежде всего, в отношении сотрудников, занятых деятельностью, требующей частых и продолжительных социальных контактов.

Литература:

Bar-On, R. (1997). The Emotional Intelligence Inventory (EQ-i): Technical manual. Toronto, Canada: Multi-Health Systems.

Bar-On, R. (2004). The Bar-On Emotional Quotient Inventory (EQ-i): Rationale, description and summary of psychometric properties. In G. Geher (Ed.), Measuring Emotional Intelligence: Common Ground and Controversy (pp. 115-145). New York: Nova Science Publishers, Inc.

Boyatzis, R. E., Goleman, D., & Rhee, K. (2000). Clustering competence in emotional intelligence: Insigts from the Emotional Competence Inventory. In R. Bar-On & J. D. A. Parker (Eds.), Handbook of emotional intelligence (pp. 343-362). San Francisco: Jossey-Bas.

Bracket, M. A., & Mayer, J. D. (2003). Convergent, disciminant, and incremental validity of competing measures of emotional intelligence. Personality and Social Psychology Bulletin, 29(10), 1147-1158.

Fiori, M., Antonakis, J. (2011). The ability model of emotional intelligence: Searching for valid measures. Personality and Individual Differences, 50 (3), 329-334.

Holahan, C. J., & Moos, R. H. (1987). Personal and contextual determinants of coping strategies. Journal of Personality and Social Psychology, 52, 946—955.

Joseph, D. L., & Newman, D. A. (2010). Emotional intelligence: An integrative meta-analysis and cascading model. Journal of Applied Psychology, 95, 54–78.

Lazurus, R. S. (2000). Toward better research on stress and coping. American Psychologist, 55(6), 665-673.

Lazarus, R. S., & Folkman S. (Eds.) (1984). (Eds.) Stress, Appraisal, and Coping. New York: Springer.

Meyer, B. B., & Fletcher, T. B. (2007). Emotional intelligence: A theoretical overview and implications for research and professional practice in sport psychology. Journal of Applied Sport Psychology, 19, 1-13.

Moos R. H. (1992) Coping Responses Inventory: Adult Form Manual. Center for Health Care Evaluation, Stanford University and Department of Veterans Affairs Medical Centers, Palo Alto, CA.

O’Boyle, E.H, JR., Humphrey, R.H., Pollack, J.M., Hawvek, T.H., and Story, P. A. (2010) The relation between emotional intelligence and job performance: A meta-analysis. Journal of Organizational Behavior.

Offermann, L. R., Bailey, J. R., Vasilopoulos, N. L., Seal, C., & Sass, M. (2004). The relative contribution of emotional competence and cognitive ability to individual and team performance. Human Performance, 17, 219–243.

Petrides, K. V., Frederickson, N., & Furnham, A. (2004). The role of trait emotional intelligence in academic performance and deviant behavior at school. Personality and Individual Differences, 36, 277-293.

Romanelli, F., Cain, J., & Smith, K., M. (2006). Emotional intelligence as a predictor of academic and/or professional success. American Journal of Pharmaceutical Education, 70(3), 1-10.

Saklofske, D. H., Austin, E. J., Galloway, J., & Davidson, K. (2007). Individual difference correlates of health-related behaviours: Preliminary evidence for links between emotional intelligence and coping. Personality and Individual Differences, 42, 491-502.

Salovey, P., Stroud, L. R., Woolery, A., & Epel, E., S. (2002). Perceived emotional intelligence, stress reactivity, and symptom reports: Further explorations using the Trait Meta-Mood Scale. Psychology and Health, 17(5), 611-627.

Woitaszewski, S. A., & Aalsma, M. C. (2004). The contribution of emotional intelligence to the social and academic success of gifted adolescents as measured by the Multifactor Emotional Intelligence Scale – Adolescent version. Roeper Review, 27, 25-30.

При цитировании данного материала ссылка на автора, компанию «Антропос-консалтинг» и сайт www.antropos.ru обязательны.